«Ещё до Blondie, много лет назад, я пыталась научиться играть на басу. Помню, как ко мне подошел один парень, это было во время джем-сейшена, и сказал: «У тебя должны быть мужские причиндалы чтобы играть на басу»

«Я ненавидела школу. Она всегда ассоциировалась у меня с чем-то очень скучным и регламентированным. Я просто сидела там, а мой внутренний голос кричал: «Выпустите меня отсюда!»

«Первоначальной идеей, ещё в начале моей карьеры, была миссия сотворить образ желанной, женственной и уязвимой девушки, которая была бы при этом жизнерадостной, с цепким умом, и уж точно не быть обессиленной, бедной женщиной, страдающей от неразделенной любви.»

«Я считаю совершенно не правильным то, что различные газетные/журнальные издания часто поднимают темы моего прошлого [о том, что Дебби была групи и принимала наркотики]. Это ведь может подталкнуть детей подражать мне и в этом плане тоже, а я этого не хочу. Я не сожалею о том опыте, который я получила, но он далеко не всеми может быть понят.»

«Рок-н-ролл — это секс в чистом виде. Музыка способна завести кого угодно.»


«У меня довольно садистские наклонности. Мне нравятся журналы, которые действуют мне на нервы и мне хочется разорвать их в клочья. К примеру, каждый раз, как я открываю журнал Vogue мне хочется уничтожить его. Мне хочется порвать этот гребанный, дерьмовый журнал на куски.»


«В ранние годы работа над альбомами, лично для меня, зачастую протекала довольно утомительно и скучно. Я могла ждать часами, а иногда и днями своей очереди.. Мне нравится процесс написания песен и нравится записывать вокал. А вот редактирование и прочее, что они там делают, меня очень утомляло. Я знаю, что я помешана на контроле и знаю, что хочу принимать в работе непосредственное участие. Но просто сидеть и наблюдать за тем, как другие люди склеивают весь этот материал, является чем-то абсолютно не интересным для меня.»


«Я произвожу впечатление сильной женщины, но на самом деле я не такая. Это ложь. Под этой жёсткой броней кроется довольно-таки мягкая натура. Я создала образ, некого персонажа, который я показываю в общественных местах и на сцене, и есть другая, хрупкая и маленькая я, которая сидит дома со своей собачкой.»

«Стоять во главе рок-группы в самый расцвет эры панк-рока, будучи при этом девочкой певицей — забавное дело. Одна из самых странных позиций, которую можно занять. Поскольку я возглавляла группу, состоящую полностью из парней, и они оказывали на меня и моё восприятие не малое влияние, я не могла быть обычной «милашкой». Я была милой, но и жёсткой в то же время. И это помогло мне в дальнейшем. Сделало меня кем-то вроде шизофреника. Ха! Вот такие дела.»

«Я не чувствую себя звездой. Иногда люди говорят мне: «О, теперь ты стала звездой» и я отвечаю: «Ага», но меня это не поражает и вряд ли когда-либо поразит. Мне кажется, я просто была очень хорошо подготовлена к этому психологически, потому что я старше. Это не то же самое если бы подобное случилось с девятнадцатилетней мною. Это мой путь, который я прошла сделав много различных вещей и в итоге получила то, чего хотела. Это не заключалось в том, чтобы стать звездой. Я хотела творить музыку.»

«Временами я чувствую себя чем-то вроде одноразовой зажигалки.»


«У женщин есть мозги и они в состоянии их использовать по назначению, у них должна быть предопределена своя роль в обществе. Быть секс-символом — этого не достаточно. Это нечто шаблонное. Это ничто. Данная вещь загубила жизни многих людей в прошлом, как женщин, так и мужчин.»

«Обо мне писали много разной ерунды в прессе. Писали, что я подрабатывала проституткой, чтобы накопить деньги на наркотики. Это была ложь. Не смотря на все это, я всегда старалась сохранять чувство собственного достоинства, и выживала, как могла. Я знаю, что все это сильно сказалось на моей маме. Если бы я была матерью, я бы тоже переживала.»

«Люди часто задают мне вопрос: «Вы о чем-нибудь сожалеете?». Я отвечаю на него всегда одинаково: «У меня есть масса сожалений, но я не хочу думать о них в плохом ключе». Тому есть две причины. Во-первых, это пустая трата времени, и во-вторых, моя жизнь, все же, чертовски интересна.»

«Когда я впервые давала интервью, я призналась, что в прошлом употребляла наркотики и была групи, что было правдой, верно? Когда же мои родители прочли об этом в журнале, они очень расстроились и я себя ненавидела за свое признание. Но это было правдой.»


«Что мне больше всего не нравится в анализе — то, как люди делают выводы обо мне по их собственным ощущениям, то есть, зачастую, не объективно, и считают, что правы. Blondie — это часть меня, такая же часть, как и парней из группы, это всего лишь карикатурный персонаж.»