На прошлой неделе «Леди Mail.Ru» опубликовала статью о полигамии и открытых браках. И народ, конечно, возмутился. Но так ли уж моногамны сами защитники нравственности? Наш колумнист Юлия Верклова считает, что моногамия — понятие относительное.

Что такое серийная моногамия

Я третья жена своего второго мужа (я уже рассказывала, кажется). Вторая жена моего второго мужа сейчас тоже в третьем браке (для ее нового мужа он второй). У своего первого мужа я была вторая жена, а он был вторым у своей первой, которая, в свою очередь, до него была замужем за разведенным мужчиной, то есть тот тоже не впервые был женат. Более глубоких подробностей я не выясняла — просто за ненадобностью. Но вообще нынешние матримониальные хитросплетения — квесты те еще! Попытка составить генеалогическое древо при существующей системе связей заранее обречена на провал — запутаетесь в ветвях!

Мои родители прожили вместе 40 лет, пока смерть не разлучила их. Родители моего мужа в этом году отметили золотую свадьбу. И блюстители морали могли бы поцокать языком и сказать, что таперича не то, что давеча, но… Но мой дедушка ушел от бабушки за три года до пенсии, а бабушка по другой линии вышла замуж за бывшего мужа своей собственной сестры. Жизнь она такая, разнообразная. А моногамия — понятие относительное.

С обычной моногамией все понятно: один мужчина, одна женщина, секс без измен и общий быт. С обычной полигамией тоже все понятно: один муж, четыре жены, по шариату. В крайнем случае, одна жена законная со штампом, вторая гражданская, на доверии. Или одна жена с двумя мужьями — как Маяковский с Бриками и Тургенев с Виардо… Но такое поведение мы с вами уже гневно осудили на прошлой неделе.

Читайте такжеКак реагируют на женщин, которые не хотят детей

А вот если одна жена один муж, а лет через пять — другая жена, а еще лет через пять — третья? Это моногамия или полигамия? Жен (мужей) вроде много. Но в обозримом промежутке времени — одна.

Один мой приятель (сейчас он женат четвертый раз и даже верит, что последний) был ярым противником измен. Всякий раз, влюбившись, он, как честный человек, разводился с женой и делал предложение новой избраннице, но никогда не изменял. Никогда! Между третьей и четвертой женой у него был довольно затяжной период загула и свободных отношений, но так то же не в браке — святость семейных уз не рушилась. По сути, это и есть «серийная моногамия».

Как идеология, она зародилась в среде шестидесятников. С одной стороны, это был такой противовес идеологии хиппи и свободной любви без обязательств. С другой — бунт против традиционный «семейных ценностей», предполагающих, что единожды выбранный супруг обмену и возврату не подлежит. То есть вроде надо быть однолюбом, но можно неоднократно. Если отношения себя исчерпали, начинай новые.

Пока это было идеологией и обсуждалось (как раз в 60-70-е годы прошлого века), оно, конечно, вызывало бурный протест. А как перестали обсуждать — так сразу стало нормой жизни.

Люди женятся, разводятся, женятся снова — и даже не называют это серийной моногамией. Ну, просто так сложилась жизнь. У Мерилин Монро было три мужа, у Анджелины Джоли — тоже, у Пугачевой — пять. Если разводы, в принципе, не запрещены, то от чего же не пользоваться своим правом на выбор и обмен?

Право на выбор и обмен

Если не учитывать нюансы и не выделять касты и подкасты, то в современной (европейской) культуре четко кристаллизуются два основных подхода к пониманию семьи и отношений:

1. Семья это труд, над отношениями надо работать. 2. Отношения должны приносить удовольствия, если не приносят, то нет смысла их сохранять.

Прелесть в том, что никто не обязан впадать в религиозный фанатизм и следовать единожды избранному принципу вечно.

Вот я, например, выросла в романтично-моногамной семье — естественно, была убеждена, что замуж надо выходить раз и навсегда. Поэтому не выходила долго: как представишь, бывало, что вот это навсегда и без вариантов — так сразу ни в какой замуж не хочется. Но ближе к тридцати все мне стали напоминать о еще более древней общечеловеческой установке: «Замуж выходить надо». Навсегда- ненавсегда — потом разберемся, но хоть один раз надо! Иначе люди плохо подумают.

Выйдя замуж, я все-таки пыталась воплощать родительскую программу (в смысле, «раз и навсегда») и честно работала над отношениями. Три года работала! Очень устала.

Читайте такжеПочему работать над отношениями бессмысленно

А очень уставшие женщины — они либо совсем несчастные, либо злые. В худшем случае — злые и несчастные, зато замужем. Я была зла — и это позволило мне рассуждать цинично: «Ради чего, Юля, — спросила я себя, — ты сохраняешь эти утомительные отношения?» — «Для приличия», — ответила я себе честно. Страдать ради приличий в XXI веке — это смешно.

Семья в мегаполисе не имеет практического смысла. Не нужно, чтобы жена сидела и поддерживала огонь в очаге, пока муж скачет по лесу с ружьем. Еду готовит мультиварка, разогревает микроволновка. Белье стирает машинка, посуду моет другая. Доставку еды и мытье полов можно заказать в интернете.

В этих условиях счастье и взаимное удовольствие — единственное, для чего нужна семья. И, если она не выполняет эту свою функцию, надо ли «дорабатывать» друг друга или лучше подыскать более подходящий себе вариант?

Допустим, у вас на работе разладились отношения с шефом, нагрузка повысилась, а зарплата понизилась… Или просто конкуренты предложили зарплату в 10 раз выше — вы же уволитесь с этой работы и пойдете туда, где лучше? А если это была работа «над отношениями»?

Раз и навсегда

Встречались мне и обратные варианты: человек жил в убеждении, что брак явление временное, всегда можно развестись и начать новые отношения. И вот поглядите на него: двадцатый год живет в одном и том же браке (продолжая, впрочем, думать, что разведется в случае чего). Я же рассказывала про приятеля, который 4 раза женился? Может, нагулялся. А может, нашел, наконец, свой идеальный паззл.

Читайте такжеВыйти замуж с ребенком: 4 истории, внушающие оптимизм

Или вот мой собственный муж: в первом браке меньше трех лет, во втором — шесть (пять из них- «ради ребенка»), а в третьем — тринадцать уже, и мы еще ни разу не поругались.

А некоторым так везет с первой попытки. Я лично знаю пять таких семей: познакомились в школе или на первом курсе, поженились в 18 лет; когда первый ребенок закончил школу, родили второго — от большой любви и избытка счастья.

Как можно в пубертатном возрасте — без опыта, проб и ошибок — распознать свой идеальный паззл и не ошибиться? Это не работа над отношениями — «работяг» видно: они всегда немножко раздраженные, они ссорятся и мирятся, ходят к психологам и проговаривают проблемы — они кузнецы своего счастья и тем гордятся.

А эти просто счастливы — без напряга и ни за что. С годами они становятся внешне похожи друг на друга, потому что живут и мыслят одинаково. Думаю, они в прошлой жизни были собаками-спасателями или, может, в детстве себя очень хорошо вели… Иначе на представляю, чем объяснить такую просветленность.

Теоретически за таких счастливчиков-неразлучников можно опасаться: а ну как с одним что случится — как же тогда другой? Когда умер отец, я боялась, что мама тоже не выживет: она ушла в депрессию лет на пять. А потом встретила новую любовь (им обоим было уже хорошо за 60) и была счастлива еще 15 лет — тоже без особой работы над отношениями.

Думаю, у некоторых людей врожденный талант видеть «своих» и не замечать чужих. И, да, пока вы живы, ни одно дело (брак — в том числе) не следует считать последним и окончательным.

.rb_102301{ display: none; }