Наталья Корниенко, биолог из Воронежа, рассказала о том, с какими трудностями столкнулась при воспитании двойняшек – Славы и Ромы, которые в этом году пошли в первый класс.

– Наталья, что для вас оказалось самым неожиданным в воспитании двойняшек?

– Мы с мужем двойняшек очень хотели, но не думали, что будет так трудно – столько конфликтов, страшного соперничества, начиная лет с двух… Прошли долгий период одинаковой одежды, игрушек. В настольные игры возможно было играть, только если они вдвоем против кого-то.

– Школьная жизнь началась без проблем?

– Хотя мы «собрали» все кризисы развития, поход в первый класс прошел не так страшно, как опасались. Возможно, в этом заслуга садика, где было очень много подготовительных занятий. Возможно, дело в том, что их двое и им не так тяжело, как одному ребенку, попавшему в незнакомую обстановку. Мы с младенчества им твердили: «Вас двое, вы команда, это твой брат, твой первый друг». Эффект был малозаметен раньше, но в школе наконец сработало.

– Как складываются отношения с одноклассниками?

– Двойня интересна другим детям, привлекает их своим магнетизмом. У сыновей нет изоляции, они уже успели завести друзей в своем классе и среди ребят с продленки, но если не будет остальных, им не будет скучно. Я все больше боялась, что они заблудятся по дороге в туалет, что их сшибут старшие ребята и т.п. Однако в школе дети неожиданно самостоятельные оказались. Теперь просятся в школьную библиотеку – много читают.

– Прямо все так гладко?

– Не все. Сложности возникли с выполнением домашнего задания. Вообще-то в первом классе уроки только «рекомендуют», но я не против – ребенка нереально в школе всему научить за отведенное время. Проблема в том, что детям еще не хватает концентрации. Они начинают заглядывать в соседнюю тетрадь, сравнивать, у кого крючочки ровнее. Попытка разнести их рабочие места по разным углам была воспринята в штыки, хотя в школе сидят за разными партами и друг друга не отвлекают.

В какой-то момент после бесконечных замечаний я пошла на шантаж: кто не доделал уроки, тот не идет на тренировку. Дети умеют определять время по настенным часам, и если до тренировки полтора часа, то в них надо уложиться, а потом хоть на голове стоять.

– Про тренировки можно поподробнее?

– Тренировки у них каждый будний день: три раза футбол и два – тхэквондо. Из спорта пробовали еще хоккей и плавание, но не срослось. Тхэквондо дисциплинирует, учит владеть телом, дети занимаются им третий год. Там нет пока жесткой конкуренции, так как младших тхэквондистов не ставят в спарринг. На соревнованиях начинающие спортсмены демонстрируют умения в туле (выполнении комплекса блоков и ударов) и силе удара, соревнуются внутри небольших групп и почти все получают медали.

В футболе роли четко распределились. Слава стал нападающим, а Рома играет либо защитником, либо вратарем. И в жизни Слава более активный, менее усидчивый. Ему легче дается учеба, освоение чего-то нового, но он и быстрее теряет интерес к предмету. Он младше Ромы на 2 минуты (кстати, я никогда не говорила детям, кто из них младше, а кто старше, и не собираюсь). Роме нужно иногда больше времени на освоение, он более усидчивый. В первые годы он мог часами пересыпать фасоль из миски в банку и обратно, а Слава тряхнул раз-другой – и убежал, а то и брату все испортил.

– То есть упор делаете на физическое развитие?

– Не только. Как интеллектуальный компонент ввели шахматы: в этом году начали заниматься при школе, а дома они играли с папой и дедушкой уже лет с пяти с половиной. Нравится, получается. Могут играть друг против друга: делаем акцент на том, что игра равносильная тренировке, а не состязанию, так что они в процессе еще и подсказывают друг другу ходы и указывают на ошибки.

Хотела добавить еще эстетическое воспитание – художественную или музыкальную школу, но в расписание не влезло, да и поняла, что нужно все-таки оставить детям свободное время. Рисуем иногда дома: я полгода до декрета училась в художественной школе.

– А не слишком плотный график для семилеток?

– Им интересно все! Висит объявление о наборе на скалолазание – «Мам, пошли на скалолазание!» Объявление о группе капоэйра – «Мам, что такое капоэйра?»

С апреля по октябрь мы домой приходим только ночевать. Парки, велосипеды, самокаты, поездки в заповедники, речка, рыбалка, походы с ночевкой. В холодное время – каток, филармония, театр, музеи. У них все получается, им все хочется, все интересно. Математика, биология, астрономия, логические игры… Утро может начаться с разговора о коалициях в первой мировой войне или о том, почему нельзя клонировать динозавров. А поход к окулисту выливается в лекцию о строении человеческого глаза. Я считаю, что даже маленькому ребенку нужно полностью и на серьезном уровне отвечать на поставленные вопросы, а если сам не знаешь ответа, то «погуглить».

– А какова цель всего этого?

– Смотря на детей вокруг, я все яснее понимаю, что моя главная задача в период до десяти лет – научить сыновей жить без развлекательных «костылей» в виде компьютера, планшета, телевизора. Есть альтернатива – спорт, искусство, прогулки, общение. А если при этом они сумеют объяснить сверстникам, что съездить в Воронежский заповедник посмотреть на бобров или в Дивногорье интереснее, чем просидеть дома целый день, то вообще прекрасно.

– Остается время на саморазвитие?

– Когда детям был год, у меня была жуткая депрессия из-за того, что моя жизнь никогда не будет прежней. Не сказать чтобы она была очень уж полной событиями и приключениями, но когда ты – молокозавод, толкатель коляски и озвучиватель собачек и птичек, кажется, что жизнь до детей была просто «динамит». Но в итоге с сыновьями я реализовала свое стремление к познанию мира, которое раньше откладывала из-за отсутствия денег/времени/компании.

Спортивные дети воспитывают спортивных родителей. Муж, который и раньше регулярно посещал спортзал, недавно начал заниматься бегом, в этом году участвовал в городском забеге «Воронежский марафон», а у меня в планах – снова записаться в бассейн.

– И как все успеваете?

– Успеваем все благодаря активному участию родственников. Иногда на тренировки ведет папа, иногда – я, иногда – бабушка. Вводить жесткий режим не пришлось. Нам повезло: секции-кружки и сама школа находятся в пешей доступности, поэтому у нас есть время и перекусить между школой и тренировкой, и поиграть, и почитать, и сделать что-то по дому. Я – работающая мама, но на работу хожу «отдохнуть». Там есть только одна задача – работать, а не как дома – одновременно готовить ужин, помогать с уроками, разбираться со стиркой, а между делом мыть цветы и наводить порядок в шкафу.

Также читайте о том, как живет мама восьмерняшек.