На протяжении веков жемчуг ассоциировался с королями, императорами, чем-то недоступным и эксклюзивным — ведь каждая жемчужина была уникальной и никогда не повторялась. Но в конце XIX века ситуация изменилась, и жемчуг стал самым популярным и легкодоступным украшением в мире. Его носили как обеспеченные люди, так и представители рабочего класса, и это стало возможным благодаря жемчужному королю Кокити Микимото, совершившему одно из самых удивительных открытий в истории: он научился выращивать жемчуг.

Торговец лапши, создавший идеальную жемчужину

Ныряльщицы за жемчугом, нанятые Кокити Микимото.

Кокити Микимото мог бы стать идеальным героем байопика с сюжетом «кто был ничем, тот станет всем». Выходец из рабочей семьи, рано потерявший отца и вынужденный торговать лапшой в бедных японских деревнях, уже в юном возрасте проявлял интерес к жемчугу, который до научного открытия Микимото могли добывать лишь профессиональные ныряльщики.

Веками жемчуг являлся одним из самых недоступных, желанных и дорогих украшений, любая, добытая с морского дна бусина, становилась сокровищем, а совсем мелкие жемчужины толкли в порошок и добавляли в еду в качестве лекарства. Микимото хотел раскрыть тайну происхождения жемчуга и научиться выращивать его, а еще он был одержим мечтой создать нить жемчуга за два доллара, чтобы любая женщина в мире могла позволить ее себе. Микимото проводил множество опытов, претерпел десятки неудач, вода оказывалась зараженной ядовитыми водорослями, устрицы гибли, его считали сумасшедшим, но в итоге он достиг своего: в 1893 году ему удалось вырастить жемчуг. Еще пара десятков лет ушла на то, чтобы создать идеальную, крупную и круглую жемчужину. 

Мир против японского жемчуга

Слева — легендарная танцовщица Жозефина Бейкер. Часто она танцевала обнаженной, но увешанной длинными жемчужными нитями.

К 1920-м годам урожай жемчуга увеличился настолько, что Микимото вышел на международный рынок. Его культивированный, идеальный во всех смыслах жемчуг серьезно пошатнул положение ювелиров того времени. Микимото обвиняли в том, что его жемчуг ненастоящий, что он не заменит морской, требовали экспертиз, пытались заставить его поставить ярлыки с пометками «культивированный» или «японский», одним словом, продавцы из кожи вон лезли, чтобы отвадить людей покупать культивированный жемчуг и вернуть себе клиентов. На все эти нападки Микимото отвечал с невероятным достоинством и спокойствием: в его пользу свидетельствовали лучшие ученые, среди которых был даже Томас Эдисон, ювелиры не смогли отличить культивированный жемчуг от природного и публично признали свое поражение, а в завершение Микимото совершенно добровольно поставил тот самый якобы позорный ярлык с припиской «культивированный», а вместе с этим начал раскрывать свои секреты, давал интервью, писал научные статьи, в которых подробно объяснял разницу между природным и искусственно выращенным жемчугом.

Культивированный жемчуг — лучший в мире

Мода 1930-х годов предполагала обилие украшений. Не последнюю роль в популяризации жемчуга (в том числе и искусственного) сыграла Коко Шанель.

Перед Микимото стояла непростая задача — убедить весь мир в том, что его жемчуг не то что не уступает природному, но даже превосходит его. Идеальные жемчужины встречаются в природе крайне нередко, и даже если ныряльщик отправлялся бы за устрицами каждый день, то вряд ли смог бы собрать ожерелье из одинаковых по цвету, форме и размеру бусин. Кроме того, по сути, природный жемчуг — это паразит, оказавшийся внутри устрицы и окутанный перламутром. Микимото же стал вкладывать в раковину маленькие кусочки перламутра или крошечные шарики, которые обеспечивали ту самую идеальную форму.

Еще один прием, к которому прибег Микимото — открытие ювелирного магазина, в котором продавались украшения не только из жемчуга, но и из бриллиантов, рубинов, изумрудов. Таким образом, Микимото поставил свой жемчуг на один уровень с драгоценными камнями, при этом его цены были доступны широкому кругу лиц.

Меж тем Микимото добился такого прогресса на своих фермах, что в год мог собирать до 10 миллионов жемчужин! Немыслимая по тем временам цифра. Для сравнения — количество природного жемчуга исчислялось в десятках, иногда в сотнях жемчужин ежегодно, но никак не в миллионах.

Кроме того, на стороне Микимото была сама история: он вышел на международный рынок незадолго до начала Великой депрессии, кроме того, наступила эпоха джаза, и мода 1930-х годов предполагала и жемчужные нити, и броские украшения. Люди очень хотели красоты, но мало кто мог позволить себе такое удовольствие, тогда как культивированный японский жемчуг был сравнительно недорогим.

Провокация — лучшая реклама

Справа — одно из жемчужных колье Микимото. Оно принадлежало Мэрилин Монро.

Спустя несколько лет оказалось, что жемчуга так много, что он окончательно утратил свою первостепенную важность и ценность, а главное — недоступность. Но Кокити Микимото был не только блестящим бизнесменом и ученым, но и шоуменом. Он знал, как привлечь внимание к своему бренду так, чтобы об этом говорили все. Он создавал миниатюрные замки и дома из жемчужин и показывал их на выставках, однажды он показательно сжег тысячи превосходных жемчужин, потому что якобы они были недостаточно хороши, но самая потрясающая его идея — ожерелье из совершенных жемчужин.

Микимото отобрал самые крупные бусины, которые считались редкостью даже в мире культивированного жемчуга, и сделал украшение, которое не выставил на продажу. Все его хотели, жаждали обладать им, предлагали баснословные деньги, но в итоге ожерелье Тайсо-рен и по сей день находится на жемчужном острове в мемориальном зале Микимото, а сам Микимото достиг главной цели: никто не мог купить совершенное колье, а вот другой жемчуг, выпускаемый под его именем, был доступен всем желающим.