Нам всем очень повезло: мы живем в то время, когда можно воссоздать образ хоть 1970-х, хоть 1920-х годов, мы можем носить что угодно в любом возрасте, гендерные границы также окончательно стерлись: сегодня в порядке вещей надеть смокинг на голое тело или шпильки на выпускной. Но ведь такое модное изобилие утвердилось не очень-то и давно.

До 1960-х годов туфли Мэри Джейн носили только девочки и подростки. С популяризацией мини эта модель обуви вошла в моду.

На протяжении десятилетий существовала негласная четкая и строгая регламентация, прописывавшая кто, что, где и в какое время может и не может надевать. Скажем, представить семнадцати-восемнадцатилетнюю девушку на шпильках в 1950-е годы было просто немыслимо. Собственно, поэтому в моду и вошел каблук kitten heel: сначала его придумали для подростков, но благодаря Голливуду и актрисам той эпохи низкие каблуки стали носить женщины всех возрастов. То же самое и с длиной мини, ставшей очень популярной в 1960-е годы благодаря британскому дизайнеру Мэри Квант. Ультракороткие платья, цветные колготки и туфли Мэри Джейн, которые, по сути, были позаимствованы из гардеробов подростков, ни за что не надела бы женщина старше тридцати.

В немного сексистской по нашим дням книге «Гид по стилю, или Ключ к успеху», легендарная Эдит Хед дает советы, например, «в чем встречать мужа с работы» и «какая длина юбки допустима в определенном возрасте». Меж тем в конце 1960-х книга была бестселлером.

В наши дни такое, конечно же, кажется смешным. Что такое молодость? Уже давно мы сами решаем, как хотим взрослеть и стареть, как будем выглядеть, что будем носить. Отчасти молодость — это именно возможность выбирать. Выбирать платье на вечеринку, выбирать профессию, решать —  пойти на свидание или остаться дома и учить какой-то новый язык или заняться йогой и дыхательной гимнастикой. Причем без всех этих страданий об утерянных возможностях. И нет ничего зазорного в том, чтобы поменять свою карьеру и заняться чем-то новым в 50 лет, равно как и отправиться в одиночное путешествие в 90.

Очень сильно изменился наш ритм жизни, и молодость может продлить кто угодно. Все то, что вроде бы нужно было успеть сделать за 10 лет, растянулось на долгие годы. Получить первое образование ближе к 30 годам — нормально (собственно, это абсолютно естественное явление на Западе), выходить первый раз замуж в 40 и рожать в этом же возрасте (а то и вовсе не рожать) —  также в порядке вещей. Люди просто живут, занимаются тем, что интересно им, и радуются жизни. А раз так, то почему успешная, красивая женщина, поддерживающая себя в форме, должна отказываться от коротких юбок, когда ей исполняется 40. 

Образ с показа Christian Dior. Весна-Лето 2017.

Еще один немаловажный момент в этой истории —  финансовые возможности покупательниц. Иногда, разглядывая образы из очередной коллекции Christian Dior, задаешься вопросом — а для кого все эти прозрачные тюлевые платья с корсетом, в которых просвечивает грудь? Очевидно, что худенькая девочка шестнадцати лет не может позволить себе ультракороткое платье золотого цвета от Saint Laurent или смелый купальник от Chanel за несколько сотен евро. А вот ее мама может, да еще и будет выглядеть в этом не хуже дочери. 

Стремление следить за своей внешностью, желание поддерживать физическую форму зачастую развивается именно в зрелом возрасте. Уж какой спортзал и киноа на пару в 20 лет? Нет, бывает, конечно, и такое, но сегодня — совсем не редкость, что «взрослые» женщины выглядят куда лучше молодых девчонок. И именно на таких женщинах куда лучше смотрятся и кроп-топы, обнажающие живот, и короткие платья, и шорты, и много чего его еще.

Есть у этого явления и обратная сторона: не только взрослые женщины хотят носить «молодежные» вещи, но и сама молодежь желает выглядеть старше. В 1990-е годы в мире вспыхнул интерес к винтажу. Модницы начали охотиться за платьями своих бабушек, «грабили» их шкафы в поисках сокровищ, а заодно разыскивали ценности на блошиных рынках, в секонд-хендах или дорогих винтажных магазинах. Все в те же 1990-е подростки стремились копировать наряды своих кумиров — Spice Girls, Бритни Спирс, Кристина Агилера и многие другие певицы десятилетия становятся главными модными иконами. Именно тогда подростки по всему миру начали носить туфли на внушительной платформе, чокеры и вещи, мягко говоря, провокационные для возраста четырнадцати-пятнадцати лет. 

Double dressing от Dolce & Gabbana.

В конце 1990-х — начале 2000-х модные бренды смекнули, что мамы — отличная целевая аудитория, и начали выпускать «взрослую» одежду для детей. Понятие double dressing (когда два человека одеваются в одном стиле либо в абсолютно идентичные вещи) не удивляет уже никого. Более того, переодевать детей считалось нормальным еще века назад: если рассматривать портреты эпохи Возрождения (да и других веков), вы увидите мальчиков и девочек в «серьезных» взрослых нарядах. Так что годовалый ребенок в платье Kenzo, как у мамы, или кроссовках Nike, как у старшего брата, — явление совсем не новое, но точно очень популярное. 

Вивиьен Вествуд; писательница Джоан Дидион в рекламной кампании Celine; Лорен Хаттон в рекламной кампании Bottega Veneta.

Кстати, все чаще модные марки привлекают к сотрудничеству возрастных моделей. И рекламируют они не закрытые длинные платья, а джинсы, кроссовки и другие вещи, в которых можно представить хоть восемнадцатилетнюю девушку, хоть «девушку» семидесятилетнюю. И самое поразительное, что эти модели действительно выглядят круто в одежде, которая вроде бы предназначается молодому поколению. Про самый обсуждаемый бренд наших дней Vetements и говорить не стоит: совсем недавно они выпустили новый лукбук, в котором снова задействовали самых простых людей. Можно по-разному относиться к тому, что делает марка, но то, что их вещи смотрятся одинаково хорошо (или плохо) и на восемнадцатилетних девушках, и на женщинах в возрасте — бесспорно.

76-летняя Вивьен Вествуд носит одежду собственного бренда (порой достаточно смелую даже для «молодых»), воссоздает необычный макияж с подиума, ходит на гигантских каблуках и красит волосы в безумные цвета и выглядит великолепно. Айрис Апфель выпускает коллекцию яркой косметики с MAC, а легендарная модель Лорен Хаттон (73 года) стала лицом бренда Bottega Veneta.

Публикация от O L D U S H K A (@oldushkamodels) Июн 1 2017 в 3:37 PDT

Чего там, буквально месяц назад вышел лукбук российской марки нижнего белья Petrushka, и героиней съемки стала 61-летняя Татьяна Неклюдова, модель популярного агентства Oldushka. Глядя на всех этих чудесных женщин нельзя не думать, что если старость будет выглядеть именно так, то возраст — точно не ее критерий.