Как говорится, худший враг – бывший лучший друг. Антонина Саврасова, бывший директор и подруга скандально известного артиста Никиты Джигурды уверена, что открытое письмо президенту РФ Владимиру Путину, опубликованное на страницах одного из изданий якобы с лёгкой подачи фигуристки Марины Анисиной, на самом деле писал её знаменитый супруг, который преследовал сразу несколько целей: привлечь внимание к своей персоне и отвести его от завещания его кумы Людмилы Браташ.

Снимок

По словам Саврасовой, письмо, адресованное президенту, писала не Марина, а сам Никита. Антонина, которая провела бок-о-бок с артистом много лет, увидела в нём стиль Джигурды.
«Я уверена, что это письмо писал сам Никита – стиль и манера его. Марина зобмирована им, находится в его власти и делает все, что он скажет» – уверена Антонина. Само письмо Саврасова считает глупостью, и, как значительная часть публики, лишь посмеялась над ним.
Антонина уверена, что Никита юлит, когда просит Владимира Путина оградить его семью от нападок репортёров, потому что в пиаре Джигурда и его семейство нуждается, как никто другой. Звёздная семья зарабатывает на интервью и телеэфирах, и если его вдруг перестанут приглашать, то «он сам будет оббивать пороги, лишь чтобы попасть на эфир».
Второй целью Никиты было отвлечь внимание публики от завещания Людмилы Браташ, которое, уверенна Антонина, является подделкой. Женщина не исключает, что покойная бизнесвумен оставила завещание после себя, но уверена, что оно было явно не в том виде, в котором его демонстрирует Джигурда.
Саврасова недоумевает и считает странным тот факт, что Браташ оставила завещание на бланке своей компании, а не отправилась к юристу, как того требует законодательство.
«Люся что-то она могла оставить Никите. Что-то Марине. Конечно же, оставила нужную сумму и детям Марины и Никиты на их образование. Но все наследство оставить не могла никак» — сказала Антонина и уверяет, что «та бумага, которой трясет везде Никита – подделка, фальсификат».
Саврасова считает, что Людмила не могла летать к сомнительному адвокату в США, чтобы составить у него завещание. На бланке своей компании Браташ могла оставить завещание лишь в экстремальных условиях или перед лицом смерти.
«Но ведь ей тогда ничего не угрожало. Почему же она не сделала всё по правилам – в присутствии двух свидетелей на номерном бланке, как того требует законодательство США?» — задаёт риторический вопрос Антонина и вполне открыто заявляет, что «Людмиле помогли умереть».
Антонина уверена, что эти деньги «проклятые» и принесут лишь несчастья. Она просила Никиту отказаться от наследства и отдать средства онкобольным детям.
«В этом случае он мог бы по закону получить какую-то часть, а с его филькиной грамотой не получит ничего и только опозорится в очередной раз» — заявляет Антонина.